тел: 8 (903) 516-04-27
193-077-474
Наука о душе
Каталог

Разработчик прикладного системно-векторного психоанализа академик В.К.Толкачев

ЗИГМУНД ФРЕЙД «ХАРАКТЕР И АНАЛЬНАЯ ЭРОТИКА»

с комментариями В.К.Толкачева

«Среди лиц, с которыми приходится иметь дело врачу-психоаналитику, довольно часто встречается особый тип людей...».

 

/Стоп! Советская ментальность знала только два типа людей: советский человек и несоветский человек. К остальным типологиям относились с подозрением. Кстати, до сих пор еще кое-кто продолжает это делать/.

 

«...у которых, с одной стороны, может быть подмечена комбинация некоторых определенных черт характера...».

 

/Современный переводчик, возможно, сказал бы «психологический комплекс»/.

 

«...с другой же — обращает на себя внимание ряд особенностей, проявлявшихся у них в детском возрасте: особенностей, связанных с отправлением одной физиологической функции и с органом, заведующим этой функцией. У меня постепенно сложилось впечатление, что подобного рода характер органически связан с особенностями функции этого органа...».

 

/Из заглавия статьи понятно, о каком органе идет речь — конечно же, это основной выделительный орган живого организма, удаляющий фекальные массы из внутреннего пространства капсулы живого вещества (КЖВ) во внешнее пространство/.

 

«...сейчас я не сумею сказать, в связи с какого рода отдельными поводами у меня возникло это впечатление, могу, однако, заверить, что в его развитии не играли никакой роли предвзятые ожидания, исходящие из теоретических соображений».

 

/Уф! Это конец первого предложения. Фрейд стесняется сказать здесь, что самонаблюдение (интроспекция) играла в формировании этих впечатлений не последнюю роль/.

 

«Теперь опыт мой стал богаче, и уверенность в существовании подобной связи окрепла настолько, что я решаюсь сделать сообщение по поводу этих наблюдений».

 

/Так и хочется воскликнуть: «Ну, наконец-то! На пятьдесят третьем году жизни решился!» Смысл этого восклицания — свидетельство НЕРЕШИТЕЛЬНОСТИ Фрейда. Нерешительность — это его черта характера, психологическая особенность, причина которой прояснится для читателя чуть позже. Мы замечаем только то, что факт «принятия решения» оговаривается в тексте особо. Это значимый момент для автора... и психоаналитика, анализирующего текст. Созидаемое — это всегда психологический портрет созидателя. Что бы мы ни созидали, мы всегда через инструментарий своей психики воссоздаем себя в некоей иной форме — ИНОФОРМЕ (инОформация — это правильнее, это наше слово-изобретение, при его использовании ссылка на автора комментатора обязательна). И данный текст — это объемный портрет авторов, инОформационный портрет. Ибо, повторим, созидаемое — это психологический портрет созидателя.

И никуда от психоаналитиков и критиков не денешься!/

 

«Люди, которых я хотел бы описать, выделяются тем, что в их характере обнаруживается, как правило, присутствие следующих трех черт: они аккуратны, бережливы и упрямы».

 

/От себя добавим, что есть в этом характере и четвертая обязательная черта — склонность к садизму, в том числе и в его скрытых, латентных формах. Далее мы постараемся разъяснить сущность этого явления./

«Каждое из этих выражений, по сути говоря, уже само по себе относится к целому ряду или небольшой группе черточек характера, стоящих в тесном отношении друг к другу».

 

/Возможно, современный переводчик сказал бы: «Каждая из этих психологических тенденций приводит к формированию определенных групп черточек характера, образующих устойчивый психологический комплекс»./

 

«Аккуратность обозначает здесь не только физическую чистоплотность, но также и добросовестность в исполнении иного рода мелких обязательств: на людей «аккуратных» в этом смысле можно положиться...».

 

/Это уж точно! Эти люди обладают морально-нравственной чистоплотностью, иногда просто «патологически честны». Такой ребенок может ответить по телефону: «Мама сказала, что ее нет дома!» Представьте, что эти люди ВЫПОЛНЯЮТ данные ими другим обещания, и не унесут с производства домой ни казенных карандашей, ни бумаги, ни даже скрепки!/

 

«...Противоположные в этом отношении черты: беспорядочность, небрежность».

 

/Возможно, что в этой приписке Фрейд намекает на существование типа характера с прямо противоположными чертами, но не пускается здесь в длинные объяснения. Мы же расширяем этот намек до современной системной типологии характеров.

Теперь несколько слов из курса лекций по системному мышлению.

Согласно всеобщему принципу строения Вселенной — принципу всеобщей раздвоенности (принцип диакосмической дикосмезы) — во Вселенной все раздвоено (плюс — минус, верх — низ, четное — нечетное, анализ — синтез, добро — зло и т. д.). Согласно этому принципу, человеческие характерные комплексы также составляют противоположные и, вместе с тем, дополняющие друг друга дихотомические пары. В дальнейшем, в курсе системного психоанализа мы убедимся в этом/.

 

«Бережливость может доходить до размеров скупости...»

 

/Стоп! Носитель анального характера (если читатель позволит, без кавычек, просто анальник) — человек не скупой. Он просто АККУРАТЕН в обращении с деньгами. Анальник — классический флегматик (носитель флегматического темперамента), он способен спокойно и рассудительно продумать расходование каждого рубля. При покупке товара в магазине ведет себя крайне нерешительно и выбирает долго, перетрогает и перепробует весь товар, при этом будет спрашивать совет у продавца и других покупателей. У опытного хозяина такого покупателя обслуживают, как минимум, два продавца, которые незаметно подменяют друг друга. У одного нормального продавца на это просто не хватит терпения. Иногда работники частного, конечно же, магазина, прибегают к уловке: они подсылают своего сотрудника в роли покупателя, который решительно «покупает» товар, тем самым подталкивая анальника к покупке. Анальник — человек нерешительный, нуждается в советах и ищет советчиков. Помогите ему советами в начале дела. Не исключено, что страна советов (именно так, с маленькой буквы!) — это их тайная мало осознанная мечта.

 

ПОПУТНЫЕ ЗАМЕТКИ

/Поведение человека (любой капсулы живого вещества — КЖВ), стимулировано как внутренними (имеющими генетическую, биохимическую, физиологическую или микроэлементную природу), так и внешними (экологическими, социальными, культуральными, духовными и пр.) сигналами. Живое вещество воспринимает эти сигналы-стимулы как потребности, например, витальные (жизненные) и иные. Поскольку внутренняя среда человеческого организма достаточно консервативна (размер моей печени — достаточно консервативный элемент системы), внутренние сигналы консервативнее, чем внешние (переменные).

В ответ на устойчивые во времени внутренние стимулы формируются достаточно устойчивые или темпераментные психологические характеристики. А в ответ на неустойчивые внешние стимулы формируются неустойчивые характерные черты, которые можно корректировать или воспитывать. Печенку-селезенку или скорость прохождения нервного импульса по нервным проводам «воспитывать» сложнее. Кратковременные воздействия лекарствами или «нехорошими» напитками на физиологические приборы человека и на его гормональную регуляцию эффективны, но пока не рассматриваются. Можно сказать, что характер — это социализованный темперамент! Естественно, что особенности и специфика персональных механизмов ощущений и восприятий формирует персональную картину мира. Внешнее нам дано через внутреннее! «Материя — есть объективная реальность, данная и не данная нам в субъективных ощущениях» Не Ленин/.

 

«...упрямство иногда переходит в упорство, к которому легко присоединяется наклонность к гневу и мстительность».

/По нашему мнению гнев и мстительность анальника — это не гнев и мстительность в чистом виде, а проявления бытового садизма в скрытых формах. Если мама «случайно» уронила дочери сахарницу на голову, то это еще не означает, что она пожелала ей сладкой жизни. Психоаналитик увидит в данном случае конкурентную борьбу за собственное сексуальное благополучие/.

 

«Последние два свойства — бережливость и упрямство — связаны друг с другом теснее, чем с первым — с аккуратностью, да и во всем комплексе они представляют более постоянную составную часть; но, тем не менее, мне кажется несомненным, что все эти три свойства связаны между собою, что они каким-то образом составляют одно целое».

 

/Фрейд намекает, что причина всех этих характерных особенностей одна. Нам необходимо вскрыть эту причину и проследить, к каким последствиям она приводит/.

 

«Обычно можно без труда установить, что инфантильная incontinentia alvi в младенческие годы существовала у них гораздо дольше, чем это бывает обыкновенно, и что неприятности в области этой функции случались с ними иногда и в более поздние годы детства».

 

/Нужно перевести. Continens (лат.) — содержащий, alvus (лат.) — живот. Мы догадываемся, что речь идет об испражнении организма, о функционировании его выделительного аппарата. Люди рождаются с организмом, который еще не приспособлен к жизни в «цивилизованном» обществе. Так, например, на выходе из пищеварительного канала располагается анальное отверстие, снабженное круговой мышцей-сфинктером, замыкающей этот выход. Младенец испражняется непроизвольно, по внутреннему позыву кишечника. Но постепенно, встречая одобрения или неодобрения родителей и нянек, условно-рефлекторно он учится регулировать свои выделительные акты, управлять своим замыкающим сфинктером, «окультуривает» его функцию. Впрочем, этому учатся и приличные собаки, кошки, лошади. С коровами сложнее, многие из них так и не приучаются к культуре регуляции своих выделительных актов, хотя, может быть, лишь потому, что их этому не учат.

Фрейд говорит здесь, что у некоторых людей этот процесс окультуривания выделительной функции организма формируется почему-то не совсем гладко, как в детстве, так и позднее. Ведь у кого-то из солдат перед боем анальный сфинктер теряет эту регуляторную способность?.. Ах, культура! Сколь неустойчиво твое регуляторное влияние на человеческое инстинктивное поведение! Человек! Какого же поведения в тебе больше — человеческого или звериного? И понимаем ли мы зверя в себе?/

 

«По-видимому, они принадлежали к той категории грудных младенцев, которые имеют обыкновение не опорожнять кишечник, когда их сажают на горшок, поскольку акт дефекации доставляет им удовольствие, и они извлекают из него как бы некоторую побочную выгоду».

 

/Что же это за «удовольствие и побочная выгода», которую можно извлечь из акта дефекации, суть испражнения? А дело здесь вот в чем. Еще со времен Гераклита, две с половиной тысячи лет назад, люди связывали проявление души (психики) с информационными «окнами», суть — отверстиями на теле человека.

Тертуллиан, рассуждая о душе, говорит, что Стратон, Энесидем и Гераклит «отстаивают единство души, которая разлита по всему телу — везде одна и та же — и выглядывает через поры органов чувств (sensualia), словно воздух через дырочки». Чуть позднее Зенон (340–265 гг. до Р. Х.), основатель школы стоиков, говорил, что душа состоит из восьми частей: пяти чувств, плюс порождающей силы, плюс силы голоса и восьмой некой главенствующей силы. Возможно, что и здесь говорилось об этом же.

Что же это за «дырочки» на теле человека, и какими особенностями они обладают?

Люди заметили, что участки тела — границы слизистых и кожных покровов, т. е. области отверстий на теле человека — обладают удивительными свойствами, а именно — особой чувствительностью (сенсорикой). Механическое раздражение этих участков тела приводит их в состояние возбуждения, которое сопровождается (подкрепляется) эмоциями удовольствия, иногда по силе и модальности близкими к оргастическим. Вот почему им было дано название эрогенных зон. Чувствительность эрогенных зон у разных людей не одинакова, да и не все эрогенные зоны обладают одинаковой эротогеникой. Складывается впечатление, что для выживания вида homo требуются особи с разным набором врожденных преферентных функциональных особенностей.

Перечислим «дырки» на теле человека. Человек раздвоен на две кругло-объемные части: нижнюю — тело и верхнюю — голову. На голове расположены: нос, рот, глаза и уши. Всего четыре системы отверстий. На теле имеем: анус, уретральное отверстие (мочеиспускательный канал), умбиликус (пупок). Четвертое отверстие — это совокупное отверстие, состоящее из пор кожи; грудные сосцы презентируют кожную эротику. Нетерпеливый читатель сразу же возразит: «Но на голове кожа тоже есть». Но на теле ее гораздо больше и поэтому будет логично отнести это совокупное отверстие к нижней части организма. Итак, четыре системы отверстий вверху и четыре отверстия внизу. Точно, как у Гермеса Трисмегиста: «как вверху, так и внизу».

Что из этого следует? Анальная эрогенная зона, т. е. финальный участок кишечного канала, покрытый слизистой оболочкой длиной 5–7 сантиметров, у некоторых из нас обладает некоторыми удивительными свойствами — сверхвысокой чувствительностью. При механическом раздражении этих слизистых покровов носитель такой эрогенной зоны испытывает положительные эмоции, иногда настолько острые, что некоторые склонны называть их оргастическими. Тело младенца, одаренного такой особенностью, уже в первых актах дефекации, в момент, когда фекальные массы, продвигаясь наружу, инициируют (раздражают) этот участок слизистой, получает порцию положительного эмоционального подкрепления. Такой человек в актах дефекации получает значимую дозу положительных эмоций. Как правило, первые яркие эмоции производят очень сильное и памятное впечатление на капсулу живого вещества (КЖВ), они запечатлеваются (импринтингуются) в эмоциональной, нервно-мышечной и прочей памяти, часто на всю жизнь. Младенец пока еще не владеет словом, он пока еще лишен сознания и всего арсенала культуральных запретов, которые придут позже. Сейчас он переживает чувство удовольствия в акте дефекации, и его тело «само», вернее, его бессознательная (бессловесная) психика, начинает нарабатывать механизмы бессознательной инициации этой эрогенной зоны.

Теперь КЖВ под названием человек начинает БЕРЕЖЛИВО И ДОЛГО накапливать каловые массы, иногда по пять-семь дней, МЕДЛЕННО И ТЕРПЕЛИВО расстается с ними, иногда играя каловым столбиком, «гоняя» его взад-вперед. При этом возникает необходимость довести процедуру испражнения до идеальной ЧИСТОТЫ И АККУРАТНОСТИ, до «точки», до совершенства. Дело в том, что любые остатки фекальных масс на сверхчувствительной слизистой оболочке будут перевозбуждать ее — удовольствие сменится раздражением. Эта необходимость аккуратно, терпеливо и с предельной чистотой довести дело дефекации до конца тендентно перерастает в соответствующие психологические качества характера (склонность к чистоте). А вот склонность к психогенным запорам довольно часто остается на всю жизнь, становится как бы привычкой. Сразу же отметим, что в стрессовых ситуациях запоры сменяются психогенными поносами. Бывает, что эта беда случается с некоторыми из них в самый неподходящий момент, например, перед боем. Создается впечатление, что неврозы — это умноженные на «минус» единицу нормальные комплексные черты характера. В детстве, когда организм работает только как рефлекторная машина, и сознание еще не приобретено, тело «замечает», что в момент дефекации, когда каловый столбик инициирует участок слизистой на выходе из пищевой трубки, капсула живого вещества получает положительные эмоции. Тело фиксирует этот момент и бессознательно начинает нарабатывать приемы, которые способствуют «выжиманию» из этой процедуры дополнительных положительных эмоций. Как мое тело может это сделать? Оно непроизвольно начинает выжимать из фекальных масс всю воду, НАКАПЛИВАТЬ, УДЕРЖИВАТЬ эти массы с целью получить дополнительные положительные эмоции. Теперь маленький человечек, присев на горшок, будет стараться получить все, что он может получить. Человек-зверь будет делать это:

1)      ДОЛГО;

2)      ТЕРПЕЛИВО.

Но в этот момент подбегает мама: «Что ты расселся? Вставай!» и т. д. Подняв ребенка с горшка, мама хлопает его по попке и... вновь инициирует значимую эрогенную зону. Таким образом, ребенок получил двойное удовольствие. Тело это запомнило и теперь на все жизненные ситуации будет реагировать ступором (потерей ориентации), ждать пока кто-нибудь и как-нибудь еще раз не воздействует (инициирует) значимую эрогенную зону. Мы то хотели как лучше, «повоспитывать» ребенка, а получается, что закрепили в нем условно-рефлекторную тягу к запорам. И не только к физиологическим, но и к психологическим, мыслительным, творческим и любым иным. Кому ведомы тропы благих намерений? Косвенная инициация эрогенной зоны заднего прохода с помощью калового столбика может найти свое дальнейшее развитие: человек настолько начинает увлекаться «клизмочками», «свечечками», лечебными диетами, что это занятие приобретает характер клизмофилии, перерастающей иногда в клизмоманию.

Речь с уменьшительными окончаниями также является косвенным признаком анального характера (забегая далеко вперед — с примесью «кожного»). Носитель анальной эротики (АЭ) приобретает специфические и только ему свойственные черты характера. Эти черты характера (или анальный комплекс) генерируются не без участия специфических особенностей организма. Назовем такие психологические особенности соматопсихологическими (гр. soma — тело организма), выделяя первичность именно соматического начала в их формировании (субстратное начало). Однако не будем забывать о существовании и психосоматических особенностей организма, о существовании психосоматики — науки о соматических расстройствах, вызываемых психологическими факторами. Раздвоенность на вещество и поле (на субстрат и его функцию) — это абсолютное свойство Вселенной!/

 

«Дело в том, что из их рассказов выясняется, что им доставляло удовольствие задерживать стул даже в достаточно возмужалом возрасте, а кроме того, в их воспоминаниях попадаются указания на всякого рода неподобающую возню с только что выделенным калом; такие вещи, правда, чаще фигурируют в воспоминаниях о братьях и сестрах, чем о самом себе. На основании этих указаний мы заключаем, что к числу врожденной сексуальной конституции этих лиц относится более резко выраженная гипеpакцентиpованная эрогенность заднепроходной зоны. Но так как все это бывает только в детстве, и в дальнейшем ничего от этих слабостей и особенностей не остается, то мы должны допустить, что в характере данных субъектов указанная нами триада свойств и ее постоянство могут быть взаимосвязаны с этим поглощением и исчезновением анальной эротики».

 

/Можно сказать, что Фрейду повезло с материалами для наблюдения анального характера. Кроме интроспективных материалов (наблюдений за собой), по всей видимости, характерное поведение братьев и сестер давало пищу для размышлений. В дальнейшем и другим исследователям удалось дополнить семантическое поле наблюдений за процессом формирования анального характера. При этом выяснилось, что «анальные странности» у некоторых субъектов наблюдаются не только в детстве. Нами зафиксировано наблюдение, когда некто всю жизнь, до 82-х лет увлекался росписью ковров… нет-нет, не красками, а вот этими детскими «игрушками». Вот что пишет И. Д. Ермаков по этому поводу в предисловии к пятому выпуску «Трудов психоаналитической библиотеки». И пусть цитата не покажется читателю длинной — Иван Дмитриевич Ермаков, яркий пропагандист фрейдизма и психоанализа, основоположник русской психоаналитической культуры заслуживает этого:

«Ребенок, как показывают наши многочисленные наблюдения, опорожняет свой кишечник не тогда, когда ему предлагают, а затем, уже в кровати, иногда непосредственно после того, как он только что продолжительное время сидел на судне. Нередко наблюдается, что ребенок удерживает часть своих извержений для того, чтобы затем «сделать» в постель. Это особенно нередко случается у тех детей, которые затем с сияющим выражением лица, если за ними не уследить, успевают измазаться с головы до ног своими испражнениями».

Попробуем психоаналитически понять поведение анального ребенка. Далеко не все дети ведут себя подобным образом. Дело в том, что такой ребенок заметил, что его игра с испражнениями, вопреки воспитательным требованиям родителей и нянек, обязательно приведет к тайно желаемой им процедуре — его обязательно нахлопают по попке, т. е. ЕЩЕ РАЗ ПРОИНИЦИИРУЮТ значимую эрогенную зону. Мы хлопаем анального ребенка по заду, чтобы ОТУЧИТЬ его от скверной привычки и тем самым ПРИУЧАЕМ его делать это. Вот уж точно: «благими намерениями вымощена дорога в ад». Нет ничего страшнее на свете, чем родительская любовь… Слепая любовь!

Цитируем И. Д. Ермакова далее:

«Несомненно, что особая чувствительность анального отверстия, наблюдающаяся у таких детей, нередко остается на всю жизнь, и вовсе не так уж редки случаи, когда как будто бы вполне здоровый человек все еще продолжает получать особо острые и приятные ощущения от своего анального отверстия. Такие люди постоянно ощущают свой задний проход, сидят ли они, ходят ли, делают какие-либо движения — все это непременно отзывается на чувствительности анальной зоны. Естественно, что о таких ощущениях люди не распространяются даже в кругу близких друзей, и только врач-аналитик может убедиться в том, как часто это встречается у людей определенного психического склада. У таких людей, как правило, встречается озабоченность своим кишечником, капризность в его функционировании, громадная зависимость его действия от психического состояния. А у тех, кто страдает позывами в такое время, когда это совершенно невозможно удовлетворять, например, в гостях, при игре на рояле в публичных местах, при игре на сцене, при разговоре с особо важным или уважаемым лицом — у таких лиц эта озабоченность достигает пределов; и тогда они делаются жалкими, несчастными и смешными и в глазах окружающих лиц, и в своих собственных. Конечно, сексуальность проявляется у ребенка не как deus ex machina1, не внезапно в один прекрасный день, но подготавливается постепенно в течение ранней его инфантильной стадии развития, гораздо раньше, чем наступает, наконец, половая зрелость».

Итак, гиперакцентированное или сверхвнимательное отношение к работе анальной эрогенной зоны становится, по мнению Фрейда и Ермакова, основным содержанием («пунктиком»), формирующегося сознания этих людей. Сначала нарабатываются отдельные мало-осознаваемые привычки по косвенной инициации эрогенных зон. Привычки срастаются в комплексы привычек. Комплексы привычек становятся характером. Так соматические особенности, телесные и конституциональные особенности (лат.constitutio — построение), индивидные физиологические и анатомические особенности нашего организма становятся базой для формирования основ наших темпераментных и характерных психологических черт.

Кстати, классический флегматический темперамент лежит в основе анального характера.

Если темперамент есть устойчивый набор психодинамических свойств ИНДИВИДА, который определяется, в первую очередь, скоростью протекания его физиологических, биохимических и нервных процессов, скоростью его мышечных реакций, то характер — это «социализованный темперамент», это достаточно устойчивый набор психологических особенностей ЛИЧНОСТИ, развитие которых происходит в конкретных социально-экологических условиях семьи, общества и пр. Но какими бы ни были эти экологические условия (внешнее физическое и социальное пространство), внутренняя среда организма и его, в том числе, соматические (эрогенные) особенности, станут фундаментальной основой будущего характера. Образно говоря, если темперамент — это корневая система растения, то эрогенные зоны — это те направления, тендезы, по которым начнет тянуться к солнцу стебелек нашей психики, на котором вырастут листочки нашего характера, а иногда и плоды индивидуальной творческой деятельности. Понятно, что высота и плодовитость такого растения будут зависеть от освещенности, почвы и прочих условий внешней среды. Два зернышка пшеницы в разных условиях прорастут по-разному, но предрасположенность (тенденция) к скорости прорастания в каждом зерне своя и заложена уже на генетическом уровне. Если аккуратность есть принадлежность анального характера, то аккуратными будут во всех своих делах и коммунист, и фашист, и демократ, и даже анархист (если анальник вообще пойдет в анархисты!). Воспитание здесь почти бессильно. Из анальника ни в коем случае не удастся воспитать неряху. В лучшем случае, речь может идти лишь о коррекции поведения. Воспитание, а тем более перевоспитание соматопсихологической предрасположенности человека чревато как раз телесными деформациями в самом широком плане. И в социальном тоже. Достаточно вспомнить историю с академиком Лысенко и академиком Вавиловым. Последний пытался доказать, что из ростков пшеницы, как бы их не холили и лелеяли, ни за что не вырастет кукуруза, за что и поплатился жизнью!

Привычное и типическое поведение анального характера (и любого другого эротического типа характера), проявившееся в детстве у индивида, часто прослеживается у человека в течение всей жизни.

Создается впечатление, что человеку от рождения свойственно выполнение определенных ФУНКЦИЙ — РОЛЕЙ, необходимых для выживания вида. Первобытная стая-семья через эколого-климатические испытания, выпавшие на Землю, прошла не в союзе случайных особей и уж тем более не в одиночку, но в строгой системной организации. Каждый из нас несет в себе функциональную прирожденность к выполнению определенных частных функций в стае. Эта прирожденность обеспечивается: генетической, физиологической, био-химической, соматической структурами организации КЖВ, на основе которых развиваются ее психологические, социально-психологические, интеллектуальные, духовные особенности. Частные функции каждого отдельного индивида слагаются в функционал выживания стаи. Если человек предрасположен к выполнению только одной видовой функции, можно говорить, что только одна эрогенная зона будет у него гиперактивной, можно говорить о мономорфном характере. Но так бывает довольно редко. Обычно люди имеют несколько активных эрогенных зон, соответственно, могут выполнять несколько видовых функций и несут в себе предрасположенности для формирования полиморфного характера. Также редко встречаются люди с гиперактивностью всех известных эрогенных зон. В этом случае формируется омниаморфный характер (лат. omnis — всякий, весь) и можно прогнозировать развитие ТАЛАНТЛИВОЙ индивидуальности. Встречаются люди, и возможно, что их большинство, у которых не наблюдается резко выраженной чувствительности ни одной из эрогенных зон. Они как бы воспринимают мир малораскрашенным, серым, обыкновенным. Ну что же, обыкновенные люди нам тоже нужны. Вот только пусть они свою «обыкновенность» не выдают за эталон и постараются понять людей необыкновенных; тех, рецепторы которых обладают повышенной чувствительностью. Гиперактивность эрогенных зон, превосходящая среднестатистическую, порождает психопатологию и... гениальность!

Попробуйте их различить! Но вернемся к статье Фрейда/.

 

«Я знаю, что обыкновенно до тех пор не решаются допускать существование связи между явлениями, пока связь эта кажется непонятной, пока у нас нет никаких отправных точек для ее удовлетворительного объяснения. Существуют некоторые предположения, с помощью которых нам удается схватить, по крайней мере, самый основной и общий смысл изучаемого нами комплекса явлений: предположения эти изложены в трех моих статьях о теории сексуальности (1905 год). В них я старался показать, что сексуальный инстинкт наш в высокой степени сложен, что в его развитии принимает участие многочисленный ряд отдельных элементов и парциальных влечений. В образовании «полового возбуждении»» важную роль играют некоторые приходящие элементы: это периферические раздражения некоторых определенных частей или участков тела (гениталии, полость рта, заднепроходное отверстие, выводной проток мочевого пузыря). К этим участкам тела весьма подходит название «эрогенные зоны».

 

/Для того чтобы было более понятно значение, повторю, что эрогенные зоны — это участки тела, обладающие повышенной рецепторной чувствительностью. Любое раздражение этих зон сопровождается положительной эмоциональностью, чувством удовольствия — так называемым Organlust. Наш организм как бы снабжен механизмами эмоционального удовольствия, которые стимулируют и сопровождают его нормальную жизнедеятельность. Нужна нашему организму выделительная функция? Нужна. Вот она и подкрепляется эрогеникой, положительной эмоциональностью. Мы не касаемся здесь проблем доминантной гиперсенсорики, аномальной сенсорики и пр. В этом случае нам пришлось бы говорить о психологии ГЕНИЯ. Мы говорим только о повышенной чувствительности эрогенных зон в пределах статистической нормы. Можно для наглядности предложить вот такую шкалу:

  • пониженная чувствительность (гипосенсорика) ведет к невысокому интеллектуальному развитию;
  • нормальная чувствительность порождает нормопатов;
  • высокая чувствительность порождает гиперакцентуантов, людей талантливых;
  • гиперсенсорика и аномальная сенсорика порождает гениев... и психопатов.
  • Как их различать?/

 

«Судьба возникающих на этих участках раздражений является, однако, весьма различной, значения их варьируются также в зависимости от возраста. Говоря вообще, только часть их утилизируется в сексуальной жизни, остальная часть подвергается отклонению от половых целей и направляется в сторону задач другого рода: сублимирование — вот подходящее название этого процесса».

 

/В словарях можно найти много определений этому психоаналитическому понятию.

Давайте договоримся понимать в данном контексте сублимацию как косвенную инициацию значимой для данного организма эрогенной зоны. Например, некий субъект может сказать, что ради славы Родины он готов упорно заниматься спортивной греблей. Опытный психо-аналитик заподозрит такого субъекта в сублимации его анальной одаренности. Можно утверждать, что он занимается косвенной инициацией своей значимой эрогенной зоны.

Мы уже договорились называть таких людей анальными эротиками (АЭ).

Долгое сидение на стуле (по десять-двенадцать часов) приводит АЭ в необыкновенное состояние. Но просто так не посидишь, нужно как-то рационализировать, подкрепить свое влечение, страсть к сидению социально приемлемым мотивом — тогда человек начинает писать и по сто раз переписывать романы. Иногда он может впасть в многолетнюю сутяжную переписку по ничтожному поводу — в данном случае к классической графомании АЭ добавляется садизм.

АЭ не могут долго сидеть на мягком кресле. Это объясняется тем, что участок прямой кишки (длиной около пяти-семи сантиметров), покрытый слизистой пленкой, теряет эластичность и покрывается микротрещинами, которые при сидении на мягкой поверхности расползаются и причиняют боль. На жестком сидении они могут сидеть долго, любят раскачиваться на стуле, ерзать, подкладывать под себя ноги. Сидят сиднем, как Илья Муромец. Их флегматическая малоподвижность и привычка сидеть долго хорошо согласуются между собой. Особая сублимация анальника — это оформление собственного туалета. Туалет — это пространство комфорта, где можно отдохнуть от раздражающего социума. Это тайное место, где можно спокойно посидеть в тишине, подумать, помечтать, почитать газетку, книгу, покурить, поработать на компьютере, а также освободить кишечник (испытав при этом некоторое облегчение и другие своеобразные переживания). Процедура опорожнения — весьма интимное занятие, человек наконец-то оказывается наедине с собой. Инстинкт настаивает на скрытости всех связанных с этим проявлений. Первобытный человек нашей эколого-географической среды прятался в такие минуты лишь потому, что не хотел быть застигнутым тигром в сей неудобный момент, не хотел быть жертвой естественного отбора. В лесу в момент физиологической беспомощности хочется обезопасить себя хотя бы со спины. Кстати, как и при половом акте. Впоследствии социум окультуривает эти действия, учит скромности, стыдливости и пр. А вот в Средней Азии и в Индии, например, процедура дефекации не относится к разряду тщательно скрываемых. В пустыне прятаться просто некуда. Вот и культура смотрит на эти вещи другими «экологическими» глазами.

Уединившись, анальный эротик отдыхает от бесконечных запретов часто враждебно настроенного общества. Туалет часто украшен, в нем может быть пепельница, книжная полка и даже телефон, а у некоторых — компьютер и телевизор. Туалет содержится в идеальной чистоте, там максимум удобств. Например, унитаз, обшитый мехом. Иногда анальники склонны разглядывать собственные экскременты. И они могут, например, отказаться от покупки новомодного иностранного унитаза лишь потому, что в нем экскременты не видны. Особое внимание уделяется качеству туалетной бумаги. Например, туалетная бумага с вазелином или с напечатанными на ней текстами увлекательных романов. Вообще АЭ — человек медлительный, он все делает весьма тщательно. Если он начнет что-либо рассказывать, то расскажет обязательно до конца и попросит, чтобы его не перебивали. Я помню случай, когда один персонаж рассказывал мне о том, что в Швеции есть туалетная бумага с вазелином. И был очень недоволен тем, что я не выдержал и перебил его замечанием, что слышу это уже в седьмой раз. АЭ сидят в туалете долго и «с удовольствием». На их туалете может быть помещена вывеска: «Не мешайте думать», «Трудно — не значит невозможно», «Не сможешь сам — попроси другого» и пр. Можно подумать, что любители прозы на стенах общественных туалетов — это те же анально-эротические графоманы. Если для анальника момент дефекации окрашен эмоциями почти оргастическими, то естественно (внесознательно), туалет превращается в зону психологического комфорта.

После туалетных процедур АЭ старательно моют руки. Мыло — также особая сублимация АЭ. Во-первых, мыло — это чистота. Во-вторых, АЭ в момент удовольствия любят потирать ладонь о ладонь, да еще и крякнуть при этом. Фрейд был склонен думать, что потирание ладоней с удовольствием — сублимационная попытка убрать детские фекалии с рук. Поскольку потирание ладоней — чуть ли не стопроцентный коррелят анальной эротики, то что-то в этом есть!/

 

«В том периоде нашей жизни, который можно назвать периодом латентной сексуальности, начиная с пятилетнего возраста вплоть до первых проявлений pubertati /элементов полового созревания — В. Т./ (на одиннадцатом году), за счет раздражений, исходящих от эрогенных зон, в нашей душевной жизни создаются даже особые реактивные образования, особые контрастные силы: это стыд, отвращение и мораль — подобно, своего рода, плотинам они тормозят вступающую в дальнейшем в свои права активность полового инстинкта».

Читать далее >>>>>>


Разработчик прикладного системно-векторного психоанализа академик В.К.Толкачев
В двух словах об системно-векторном психоанализе
(пусто)
 
Блог / Новости



© Академия Системного Познания В.К. Толкачева.
   
Работает на основе WebAsyst Shop-Script